Прозрачные холодные воды реки, постепенно ускоряясь, срываются в порог, образованный хаотичной россыпью валунов и обломков красноватых скал. Вершины окружающих холмов закрывает туман, мелкими капельками осевший на игольчатых листьях вороники и колючках приземистого можжевельника. Из звуков — только равномерный гул воды, устремляющийся по гранитному каньону в сторону моря. Никаких следов деятельности человека, все так, как было здесь год, столетие или десять тысяч лет назад…

Вдруг в том самом месте, где еще гладкие струи реки, изгибаясь на гребне слива, начинают превращаться в кипящие и бушующие брызги, из воды выскакивает огромная серебристая рыба и, пролетев в воздухе против течения около метра, со всплесками возвращается в свою родную стихию. Расходящиеся по поверхности круги быстро сносит вниз, и они исчезают в пороге…

Картина, которая завораживает и которую довелось увидеть многим, но не всем. Место, время, окружающий пейзаж, обстоятельства могут быть разными, но созерцание этого чуда пока все еще вполне доступно. Пока… И, к сожалению, все реже и не везде, где подобное можно было наблюдать еще совсем недавно…

Речь идет об атлантическом, или, как его еще называют, благородном лососе — замечательной рыбе, одной из жемчужин живой природы планеты Земля.


Благородный лосось Символ Северной Атлантики

Рамки статьи не дают возможности подробно описать все научные, социальные, культурологические, экономические, исторические и другие аспекты, связанные с атлантическим лососем. Остановимся, главным образом, на том, что делает эту рыбу столь интересной и привлекательной в настоящее время, а именно — возможность ловли лосося спортивными снастями, прежде всего — нахлыстом, на искусственную мушку.

Поверьте на слово, ловля лосося на мушку, при ее относительной доступности (доступности, впрочем, разной — в зависимости от страны и местного законодательства), является занятием все-таки не массовым. Элитарность этого вида времяпровождения обще-признана и не оспаривается. Умение ловить лосося нахлыстом считается (по крайней мере, на Западе) признаком хорошего тона, и так называемые «лососятники» фактически образуют некий мировой неформальный клуб, внутри которого действуют определенные негласные законы и правила.

Этим данное сообщество отличается даже от стоящих рангом ниже любителей гольфа и верховой езды, хотя все эти группы в большей или меньшей степени пересекаются. Причем ловля лосося — удел отнюдь не только потомственной аристократии, политической или бизнес-элиты. «Пропуском» в данный клуб являются, помимо желания и некоторого количества материальных средств, главным образом определенный интеллектуальный уровень, а также эстетические представления и этические нормы.


Итак, поговорим о том, где же можно половить столь замечательную рыбу и каковы проблемы, с которыми сталкиваются рыболовы, а также — как эти проблемы решаются (или могут быть решены в будущем).

Природный ареал атлантического, или, как его еще называют, благородного, лосося находится в Северном полушарии и делится на «репродукционный» (реки, где происходит размножение и нагул молоди) и «трофический» (море, где рыба нагуливается вплоть до взрослого состояния). Данное деление в значительной мере условно, поскольку существует ряд чисто пресноводных форм и популяций.

На Европейском континенте морская форма лосося нерестится (или нерестилась ранее) в реках, начиная с северных районов Португалии (р. Дуеро) и Бискайского залива до Исландии, Северного Балтийского, Баренцева и Белого морей, вплоть до р. Кары (на российских берегах эта рыба известна под названием семги).

В западной части Северной Атлантики ареал простирается по западному берегу Гренландии на север до 68° северной широты, на юг по берегам Северной Америки до реки Коннектикут, на запад от Гренландии до Гудзонова пролива.


Проникновение лосося в глубь континента зависит от протяженности реки и расположения мест нереста. Не останавливаясь подробно на особенностях тех или иных водоемов в пределах ареала, а также прелестях самой рыбалки, перейдем сразу к главной современной тенденции и одновременно самой серьезной проблеме.

Что происходит?

За некоторым исключением, численность лосося по всему ареалу падает, в некоторых случаях катастрофическими темпами, а во многих местах эта рыба уже исчезла. Тому есть ряд причин, причем главной, что, впрочем, и не удивительно, является деятельность человека — гидростроительство, сельское хозяйство, развитие промышленности, неумеренный сетевой лов, браконьерство, разрушение нерестилищ, антропогенное изменение климата. Такое впечатление, что человечество поставило задачу уничтожить не только бедного лосося, но и вообще собственную среду обитания.

Что касается состояния дел с атлантическим лососем в различных частях ареала, к примеру, в США, где ранее лосось заходил на нерест, по крайней мере в 28 рек Новой Англии, сейчас немногочисленные миграции сохранились лишь в семи малых реках на востоке штата Мэн. В Канаде ситуация несколько лучше, и лосось до сих пор заходит почти в 400—500 рек (включая притоки), но и там продуктивность популяций за последние сто лет сократилась примерно вдвое, а общая площадь заселенных биотопов — более, чем на 20%.

В Европе ситуация еще хуже. В Португалии лосося уже нет, в Испании он еще присутствует в сколько-нибудь существенном количестве, пожалуй, только в реке Нарсеа. Во Франции лосось исчез почти во всех когда-либо продуктивных крупных реках (Гаронна, Меза, Мозель, Сена, Луара, Дордонь). Воспроизводство поддерживается лишь в 25 реках Армориканского массива на западе, в реках Алье, Гав-д’Олорон, Нив и Нивель.


На Британских островах популяции лосося выжили фактически только в Шотландии, при этом уловы за последние 50 лет упали почти вдвое — с 400 до 200 тысяч экземпляров. В Ирландии, где более 100 озер, рек, ручьев населены лососем, за этот же период общие уловы упали втрое — с 1500 до 500 т.

Балтийские популяции атлантического лосося пострадали еще больше. В Польше, например, лосось остался в нижнем течении двух рек — Одры и Вислы. В Финляндии относительно стабильная природная балтийская популяция осталась в одной (!) реке — Торнио. В Швеции ситуация почти такая же, к примеру, во всей южной части страны есть одна малочисленная популяция в реке Меррум.

Чуть лучше дела обстоят в Норвегии по причине малой плотности населения и в Исландии, единственной стране, в которой управление запасами лосося осуществляется наиболее оптимальным образом — полностью запрещен коммерческий лов, любительская ловля строго регламентирована, а доходы от нее в значительной степени направляются на увеличение запасов лосося и охрану популяций.

В России вплоть до 40-х годов двадцатого столетия вылавливалось до 2000 т лосося ежегодно. К концу XX века уловы катастрофически падают в прибрежных областях Финского залива Балтийского моря, а также в бассейнах Ладожского и Онежского озер. Значительно подорванызапасы стад лосося в реках и озерах Карелии. В Архангельской области вылов снизился в 3—4 раза по сравнению с тридцатыми годами.


За последние 15 лет серьезно сократилась численность лосося уральских и тиманских притоков реки Печора. Об относительной стабильности запасов можно говорить лишь применительно к рекам Кольского полуострова, и то условно, тогда как во многих реках — Ниве, Лувеньге, Колвице, Пиле, Териберке, Воронье — лов почти прекратился.

Что можно сделать?

Нельзя сказать, что совсем ничего не делается, чтобы остановить это скатывание в пропасть, однако надо помнить очень важную вещь. К сожалению, в современном мире приоритеты расставлены таким образом, что экологические проблемы решаются, да и просто выносятся на обсуждение отнюдь не в первую очередь. Причем речь идет не только о международном или государственном масштабе, но и об уровне индивидуума.

Пока президенты и другие политики борются с терроризмом и отстаивают национальные интересы своих стран, простые обыватели озабочены исключительно своим собственным благосостоянием. Такова уж природа человека… К счастью, человек все-таки отличается от животного наличием разума и способностью использовать этот разум не только для собственной выгоды.

Если перейти к конкретным решениям относительно судьбы атлантического лосося, то здесь на первый план выходит как раз то самое сообщество «лососятников», которое не только кровно заинтересовано в прогрессе в данной области, но и в значительной мере обладает необходимыми знаниями, способностями, а также влиянием и средствами.


Существует несколько подходов к решению проблем сохранения и увеличения численности лосося. И многие из них выработаны и реализуются самим сообществом «лососятников». Четкие правила любительского рыболовства, строгий контроль за их соблюдением, охрана водоемов, финансирование природоохранных проектов, пропаганда этических норм, разработка и внедрение щадящих приемов и орудий спортивной рыбалки, организация коммерчески эффективной и одновременно максимально экологичной рекреационной ловли.

Рискну, однако, утверждать, что все упомянутые подходы достаточно ясны (хотя и не очень легки в реализации) и не требуют дополнительной аргументации. Поэтому хочу еще раз остановиться на не столь очевидном, но весьма эффективном способе, приведшем к реальным положительным результатам, в том числе и для России.

Благородный лосось Северо-Атлантический фонд лосося — новый подход к проблеме

Речь идет о деятельности Северо-Атлантического фонда лосося (North Atlantic Salmon Fund — NASF) под руководством его создателя и бессменного руководителя — исландского рыболова и общественного деятеля — Орри Вигфюссона (Orri Vigfusson). Эта влиятельная международная организация действует весьма прагматичным образом — выкупает национальные квоты вылова лосося у стран, занимающихся коммерческим ловом этой рыбы.


Принцип сколь прост, столь и эффективен — лосось не будет выловлен во время нагула, сможет достичь своих родных рек и успешно отнерестится, дав жизнь следующим поколениям. Однако, как нетрудно догадаться, подобный подход требует значительных средств — отказавшимся от лова рыбакам выплачивается щедрая компенсация. Ключевой момент здесь — Фонд действует во имя и на средства заинтересованных в положительном результате лиц и организаций.

Начало деятельности Фонда было положено с открытием районов нагула лосося в высоких широтах, именно там, где происходило его массовое истребление. Первые средства, собранные Фондом, были направлены на спасение оставшейся от коммерческого лова рыбы и как результат — с 1991 года и по настоящее время в районе Фарерских островов и Гренландии действует мораторий на лов лосося. Ежегодно затраты Фонда на эти цели составляют 750 000 долларов США.

Фонд стал весьма успешной международной организацией, которую признают все правительства, заинтересованные в будущем атлантического лосося. Фонд установил и поддерживает весьма конструктивные контакты с властями и официальными лицами во Франции, Испании и США, в меньшей степени — в Северной Ирландии и Англии. В работе NASF активное участие.


и другие организации.

В то же время до сих пор существует исключительно негативная реакция на деятельность Фонда со стороны властей Норвегии, Шотландии и Республики Ирландия. В отношении России NASF только пытается установить полномасштабные отношения, а в перспективе — и создать российский филиал Фонда, объединяющий усилия заинтересованных сторон как на национальном, так и на международном уровне.

Вначале метод, предложенный Фондом, был крайне непопулярным, однако дорогостоящие компенсации переломили ситуацию. Большая часть средств поступала и поступает от сообществ рыболовов и других заинтересованных организаций. В NASF нет официальных членов, однако Фонд в своей деятельности полностью зависит от поступлений спонсоров, частных лиц, организаций, корпораций и благотворительных фондов. Большинство сумм составляет от 5 до 10, иногда до 25 тысяч долларов США. Такие производители рыболовных снастей, как Sage и Loop, предоставляют Фонду свое снаряжение.

Последние годы были весьма успешными для Фонда — соглашения по охране лосося были заключены по всему североатлантическому ареалу его обитания. Сюда входят договор о выкупе квот сетевого лова лосося в юго-западной Англии, аннулирование разрешений во Франции и введение пятилетнего моратория на вылов лосося у побережья Гренландии. За 2 миллиона фунтов стерлингов были выкуплены квоты на сетевой лов у берегов Северной Ирландии.


Фонд, возглавляющий покупку частными компаниями большинства дрифтерных сетей в Северном море, осуществил выплату 3,250 миллиона фунтов стерлингов компенсаций. Правительство Великобритании поддержало проект, что привело к значительному увеличению количества лосося в реках северовосточной Англии и восточной Шотландии. Фонд также провел переговоры об аннулировании разрешений на сетевой лов в реках Норвегии.

Ближайшая цель Фонда — добиться ликвидации 800 дриф-терных сетей у восточного побережья Ирландии. Более 200 000 особей уничтожается здесь каждый год — это лосось, идущий на нерест в реки Франции, Германии, Испании, Англии и Уэльса.

Объединяя группы энтузиастов в разных странах, где есть популяции лосося, Фонд создал разветвленную международную организацию. В нее входят местные, региональные и национальные объединения, а также частные лица. Если в странах, где лосось сохранился в хорошем или удовлетворительном состоянии (Исландия и Россия — Кольский полуостров), Фонд ставит перед собой задачи поддержания и защиты диких популяций, то в странах, где популяции частично утрачены и находятся под угрозой исчезновения, Фонд стремится к восстановлению этих популяций.


Плодами такого восстановления смогут воспользоваться все страны с нерестовыми реками или морями, в которых кормится или мигрирует лосось. Подобные программы могут быть весьма разнообразными и сильно отличаться по затратам на их осуществление. Например, одна из сотрудничающих с Фондом национальных структур — Служба охраны рыбных и промысловых запасов США (USFWS) ежегодно тратит на выполнение программы работ на реке Коннектикут 2,5 миллиона долларов США.

NASF в России

Следует, однако, напомнить, что все эти коммерческие соглашения по сохранению лосося действительно дорого стоят и, что касается России, то ситуация достаточно неоднозначна. С одной стороны, Фонд уже много сделал и делает, чтобы как можно больше лосося дошло до российских рек. Дело в том, что места нагула российского лосося беломорских и баренцевоморских популяций обнаружены, кроме Белого моря, в основном в акватории Баренцева, Норвежского и Гренландского морей, вплоть до Фарерских островов — как раз там, где Фонд проявляет наибольшую активность, скупая коммерческие квоты на вылов, тем самым спасая лосося от преждевременной гибели.

Среди ближайших целей Фонда — обратиться к правительству Норвегии с предложением о существенном сокращении количества сетей, уменьшения срока разрешенного лова и запрете дрифтер-ных сетей, калечащих рыбу у побережья норвежской провинции Финмарк — пограничного с Россией района. Здесь морской лов лосося составляет более трети всего сетевого лова у побережья Норвегии, при этом вылов увеличился на 10% по сравнению с 2004 годом. Таким образом, большая часть из 8000 выловленных рыб — это лосось, не дошедший до своих чистых нетронутых рек российского Кольского полуострова. Фонд также готов вести переговоры о выкупе квот и компенсациях с российскими властями.

В России также существует коммерческий лов, который в настоящее время сосредоточен в двух так называемых промысловых районах — Архангельском и Мурманском (Балтийский, Озерный и Карельский промысловые районы уже фактически утрачены из-за катастрофического снижения численности лосося и исчезновения многих популяций). Лосось добывается в реках и на прибрежных морских тонях. В 1981—1990 годах здесь добывали в совокупности около 500 т лосося в год, тогда как еще в недавнем прошлом, например в 1951 — 1960 годах, регистрируемый официальной статистикой вылов доходил до 1100 т в год, даже еще в 1961 — 1970 годах в среднем в год добывали около 645 т лосося.

Как это неудивительно, в настоящее время официальная статистика вылова и размер квот как-то постепенно и незаметно перешли в разряд закрытой информации, и данные такого рода получить стало практически невозможно. Причем как размер квот, так и фактический вылов составляют не такие большие цифры и не могут идти ни в какое сравнение с масштабом коммерческого лова лососевых на российском Дальнем Востоке, да и с размером импорта в страну так называемого садкового атлантического лосося, выращенного на морских фермах Норвегии — цифры отличаются в десятки и даже сотни раз.

Таким образом, с государственной точки зрения, размеры коммерческого лова лосося в России не имеют сколько-нибудь заметного экономического значения. Более того, совершенно точно подсчитано и подтверждено многократно, что для государства рекреационный любительский лов гораздо более выгоден даже с чисто коммерческой точки зрения, не говоря уже о социальном аспекте — создаются новые рабочие места в инфраструктуре туристического бизнеса и для многих людей появляется возможность интересного активного отдыха — рыбалки.

Благородный лосось Проблема же, главным образом, сосредоточена на региональном уровне, когда официальные квоты являются прикрытием гораздо более масштабного нелегального промысла, фактически браконьерства, которое как раз и представляет более серьезную угрозу для лосося в нашей стране. Выкуп квот Фондом не привел бы к полному исчезновению браконьерства, но эффект был бы весьма значительным.

Конечно, все прекрасно понимают особенности российского менталитета — и деньги возьмут, и ловить не перестанут. Вопросы контроля за соблюдением возможных соглашений приобретают первостепенную роль. Но, во-первых, Фонд действует уже не первый год и в своей деятельности сталкивался с самыми различными обстоятельствами и, следовательно, имеет опыт эти обстоятельства успешно преодолевать, используя самые разнообразные подходы и решения, а во-вторых, речь идет о вполне реальных материальных компенсациях, размер которых будет являться, впрочем, предметом переговоров руководства Фонда и соответствующих российских структур.

При этом выплата очередного транша будет зависеть от эффективности использования предыдущего. В любом случае, даже при самом минимальном контроле, лососю должно стать легче — будет затруднено полулегальное браконьерство, а там, глядишь, можно будет приступить к решению следующих задач.

Все зависит от нас самих

Однако пока нет еще достаточно адекватной реакции со стороны российских государственных структур и, что еще более важно, поддержка Фонда в России ограничивается деятельностью отдельных энтузиастов и не переросла в сколько-нибудь заметное материальное русло. В какой-то степени это можно понять.

Экологические идеи вообще и методы Фонда в частности еще не пользуются популярностью в России. Сообщества рыболовов слабы, а сильные мира сего, да и простые люди слишком озабочены самими собой, чтобы оглядеться вокруг и попробовать спасти этот безумный мир, начав хотя бы с атлантического лосося.

Фонд очень четко сформулировал свою политику в отношении России — любые переговоры с властями об использовании материальных ресурсов NASF будут иметь смысл только при ощутимом, в том числе и финансовом, участии россий-ских негосударственных структур и частных лиц, заинтересованных в сохранении национальных популяций лосося.

На этом этапе к решению данной задачи очень важно подключиться российскому бизнес-сообществу, которое уже достаточно сильно и влиятельно. Оно уже умеет очень эффективно управлять своим бизнесом и теперь весьма успешно может реализовать свои профессиональные навыки при решении вполне конкретных прикладных задач — в данном случае — сохранения атлантического лосося.

Эта рыба — неотъемлемая часть цивилизованного мира. Значительная составляющая его культуры. Спасая, лосося, мы это делаем не для кого-то, мы это делаем для себя и, главное, можем это осуществить.

Есть надежда, что, добившись роскоши, богатства, комфорта, да и просто функциональности и благосостояния внутри квартир, дачных участков и коттеджных поселков, люди обратят внимание и на страну в самых разных смыслах этого слова и начнут в первую очередь с решения экологических проблем, отчетливо понимая необходимость таких действий. И тогда атлантическому лососю в России, возможно, повезет…

А если вас интересуют планарии, возможно вы биолог или просто интересуют разного рода небольшие плоские червячки в таком случае я бы порекомендовал узнать всю информацию тут http://bespozvonochnye-nasekomye.ru/planarii/, также на этом сайте вы найдёте массу всего интересного.

Источник: www.inforybaku.ru

Проходные и пресноводные рыбы Северного полушария, отличающиеся от других родов семейства лососевых большим ртом, сравнительно мелкой чешуей, коротким анальным плавником, длинным сошником и рядом других признаков. Семь-десять видов, из них в наших водах-пять.
Благородные лососи так же, как и тихоокеанские лососи, являются важным объектом промысла. Наибольшую ценность представляет в этом отношении северный лосось или семга. Жилые формы рода Salmo служат часто объектом искусственного разведения в холодных прудах.
Обыкновенный лосось, или семга — Salmo salar L. Лосось распространен в северной части Атлантического океана. На востоке он встречается до реки Кары. По побережью Европы на юге он идет до Дуэро. По североамериканскому побережью лосось распространен от Гренландии до мыса Код.
Лосось — крупная рыба, весом до 38 кг, длиной до 1,5 м. Ведет проходной образ жизни, нагуливаясь в море и поднимаясь в реки для икрометания. В некоторых озерах Карелии и Швеции существуют свои местные стада лосося, которые кормятся в озерах, не выходя в море, а для нереста поднимаются во впадающие в озеро реки. Такие озерные лососи обладают более медленным ростом, чем морские, и меньшими размерами {максимальная длина ладожского лосося около 95 см).
Жизненный цикл проходного лосося рисуется сейчас в следующем виде. Места нагула лосося, заходящего для размножения в реки Европейского севера, находятся, главным образом, где-то около северо-западной Норвегии. Здесь лосось интенсивно питается и, пробыв в море от одного до трех лет, возвращается в реку для икрометания. В море лосось очень быстро растет. Пищей его в море служит, главным образом, рыба, преимущественно песчанка и сельдь. Во время нагула в море лосось, по-видимому, держится недалеко от берега, обычно на глубинах не более 120 м. По достижении половозрелости лосось начинает движение к нерестовым рекам, скорость его хода в море около 50 км в сутки. В реку для нереста заходит лосось самых различных размеров, с половыми продуктами в самых различных стадиях. Однако обычно рыбы одинакового биологического состояния идут вместе. Л.С. Берг различает следующие стада лосося, отличающиеся друг от друга биологическим состоянием и временем хода.
Начиная с июня, а иногда и позже, в реку идет довольно крупная семга с развитыми половыми продуктами — закройка или межень. Эта семга будет нереститься в том же году, в котором она заходит в реку. С середины июля в реки начинает идти мелкая семга (0,9-1,8 кг весом) с зрелыми половыми продуктами. Косяки этой семги состоят, главным образом, из самцов — это тинда или синюшка. Тинда пробыла в море после ската из реки всего одну зиму, В некоторых реках несколько позже тинды, а частично и одновременно с ней, идет тоже мелкая, очень похожая на тинду, семга, так называемая листопадка. Она отличается от тинды тем, что половые продукты у нее незрелые и нереститься она будет на следующую осень, пробыв в реке до нереста больше года.

Источник: fish-industry.ru

Настоящего ихтиолога от тривиального добытчика рыбы можно  легко  определить по тому, как он называет лососевых рыб. Это как компас и компас у моряков. Многие ихтиологи предпочитают говорить лососи, а не лососи, что привычней уху обывателей. Всех лососей, или лососей, ученые объединили в отряд лососеобразных – это костистые рыбы, близкие по своей биологии к сельдевым  рыбам  и  имеющие,  как сельди, примитивные черты (более низкоразвитых рыб), но уже с более прогрессивными признаками. Кстати,  красной  рыбой  раньше на Руси называли и осетровых рыб, и лососевых, и шло это от слова «красивый» – «красный».

Сейчас уже давно красной рыбой у нас называют именно лососевых рыб, как многие считают, за окрашенное в красные цвета мясо. С систематикой этих рыб и на сегодня большие затруднения – так, например, кто-то хариусов выносит в отдельное семейство, кто-то причисляет их к лососевым. То же самое и с сиговыми рыбами. Большая систематическая путаница с биологическим названием «форель», кого только не называют этим красивым словом… И так далее. У многих   лососевых   видов   можно, поискав, найти разночтения и диаметрально противоположную информацию и о систематике, и о биологии. Мы попытаемся вам помочь и постараемся научить вас ориентироваться в этом замечательном семействе одних из самых интересных и вкусных рыб в мире!

Из примитивных черт у отряда лососеобразных можно отметить следующие: расположение брюшных плавников в средней части брюха; то, что грудные плавники расположены низко и в плавниках нет колючих лучей; плавательный пузырь соединен с пищеводом (открытопузырность); циклоидная чешуя; рот окаймлен двумя парами костей; у многих лососей скелет не полностью окостеневает и черепная коробка большей частью хрящевая; у некоторых лососей хорда сохраняется и во взрослом состоянии; а также другие более примитивные черты. Из более прогрессивных черт – наличие  боковой  линии,  жировой плавник, из экологии – сложно-сочиненное миграционное поведение и так далее. К отряду лососеобразных из часто встречающихся подводным охотникам рыб относятся подотряды: лососевидных, корюшковидных, щуковидных  и еще пять подотрядов не таких популярных рыб.

Сегодня мы рассмотрим семейство лососевых рыб (salmonidae). К этому семейству относятся рыбы,  имеющие  один  настоящий спинной плавник и один жировой. В кишечнике есть многочисленные пилорические придатки (это связано с их разнообразным  питанием). Красивые глаза лососевых рыб снабжены прозрачными веками. Лососевые – проходные и пресноводные рыбы Северного Полушария; они обитают в Европе; Северной Азии (на юг до верхнего течения Янцзы); в горных ручьях   Северной    Африки    и   в Северной Америке. В Южном Полушарии лососевых, кроме акклиматизированных человеком, пока не обнаружили.

Лососевые рыбы недаром так любимы и популярны: у них по-своему уникальная экология, они легко изменяют и образ жизни, и внешний вид. То есть ну просто универсальные рыбы! Мясо всех лососевых рыб превосходное на вкус. Для нас из всего семейства лососевых основное значение имеют 4 рода: род тихоокеанских (дальневосточных) лососей Oncorhynchus, род настоящих (благородных) лососей – Salmo, а также род гольцы Salvelinus и род таймени Hucho.

Тихоокеанские, или дальневосточные лососи, как видно из названия, населяют бассейн Тихого океана. Это проходные рыбы, нерестующие в пресных водах Азии и Северной Америки и нагуливающиеся в море. Известно 6 хорошо различающихся видов дальневосточных лососей: кета, горбуша, чавыча, красная (нерка), сима и кижуч.  Характерная  особенность всех этих видов – красная крупная икра, чрезвычайно богатая питательными элементами и витаминами, и то, что они нерестятся один раз в жизни, погибая после первого нереста. (У других лососевых все не так безнадежно.) В морской период жизни эти лососи нагуливаются во всей северной части Тихого океана вплоть до фронта теплого течения Куросио,  включая Японское, Охотское и Берингово моря. В это время они не образу ют больших скоплений и держатся в верхних слоях (обычно до глубины 10 м). Пища их разнообразна: чаще всего рыбы и их молодь, ракообразные; пелагические крылоногие моллюски; молодь кальмаров;  черви  и  даже  медузы и гребневики! Так что понятно, откуда берется у лососевых такое замечательное вкусное красное мясо – при таком обильном и разнообразном питании другого быть не может. В последнее время часто обсуждалась тема цвета красного мяса лососевых рыб –  то, что, возможно, именно питание крилем вызывает  такую интенсивную красную окраску. Противники этой теории считают, что замечательный красный цвет мяса вызван тем, что лососевые рыбы хорошие  пловцы  и  их  мышцы обильно снабжаются кислородом через кровеносные сосуды, которых очень много в мышечных волокнах этих рыб.

Во время морского нагуливания тело лососей покрыто серебристой, легко опадающей чешуей, они беззубые и  беззащитные. Зиму они проводят на «юге» своей области обитания, а вот весной с повышением  температуры  воды лососи за своим кормом начинают перемещаться от фронта течения Куросио  на  север  и  северо-восток. Перемещаясь за пищей, тихоокеанские лососи доходят до устьев рек северотихоокеанского побережья США, Канады, Аляски и всего дальневосточного    побережья   Азии до южной Кореи и Японии. Здесь их стада разделяются – те, кто еще по возрасту не готов к нересту, после откорма с наступлением осеннего похолодания воды начинают обратную миграцию на юг. Половозрелые начинают нерестовую миграцию – путешествие без возврата, – устремляясь в реки, где они родились и где им суждено, отложив икру, умереть. Способность этих лососей находить для нереста именно родную реку, где они родились, ученые называют хомингом, и это отдельная огромная и малоизученная тема. Судя по всему, во время своего путешествия лососи ориентируются по солнцу, по луне и по химическому запаху «родной» воды, запечатление которой произошло еще в момент вылупления лососей из икринок.

Внешне дальневосточные лососи, входящие в реки, также сильно меняются. У них появляется «брачный наряд»: тело уплощается, появляются сильные крючковатые зубы. Сами челюсти искривляются, на спине вырастает горб, кожа становится толстой и грубой, в нее врастает чешуя. Вместо  серебристого цвета кожа окрашивается в черный, малиновый или лилово-красный цвет. Причины возникновения «брачного наряда» еще не изучены до конца. Считается, что это и для привлечения самок, и, как вариант, возврат к внешнему виду предков, а возможно, что это просто побочное действие сильного гормонального удара. Во время нерестовой    миграции    лососи не питаются и крайне истощаются, пока доберутся до мест икрометания. Так, поднимаясь почти на 1500 км (!) по Амуру, Уссури и другим рекам, кета теряет более 80 % накопленной в море энергии. Раньше, еще в середине 20-го века нерестовая миграция лососей представляла собой незабываемое зрелище – рыбы шло так много, что вода выходила из русла рек!

Сейчас численность  тихоокеанских лососей сильно сократилась, и такую картину застать  можно разве что в самых узких реках.

Дальневосточные лососи нерестятся на реках с каменистым галечниковым дном, так как именно в такие каменистые ямки они закапывают  свою  икру  и  сверху из гальки строят бугор над кладкой. Во время нереста самцы постоянно дерутся. А после нереста начинается массовая гибель лососей. Самые истощенные погибают уже на нерестилищах, а другие относятся течением в сторону устья и гибнут там. Кормиться умершими лососями собирается вся дальневосточная живность – от ворон и чаек до медведей. Мальки после рассасывания желточного мешка выходят из бугра и сплывают вниз по течению. Важный момент в том, что часть самцов достигает поло — возрелости в реке, имея очень небольшие размеры; такие карликовые   самцы   могут   принимать участие в нересте. А некоторые виды даже в процессе эволюции приспособились образовывать настоящие   жилые   формы,  которые не выходят в море. Подобные формы вообще распространены в семействе лососевых.

Подробно описывать здесь биологию всех шести видов дальневосточных лососей мы не будем, а лишь расскажем о главных отличительных чертах каждого  вида и чем этот вид может быть особенно привлекателен для подводного охотника.

КЕТА – самый широко распространенный и массовый вид дальневосточных лососей. Различают две формы кеты. Летняя кета (длиной до 80  см), входящая в реки с первых чисел июля до середины и конца августа, преобладает в северных  частях  Тихого   океана. Осенняя кета (до 1 метра, более крупная  и  ценная) преобладает в южных частях ареала. В Амур, реки   Саяно-Охотского   района и  Сахалина  идут   обе  формы.

Икринки у кеты самые крупные – до 9 мм. У кеты не бывает форм, которые вырастают и нагуливаются в реках. Предпринимались попытки акклиматизации кеты в Каспийском море.

ГОРБУША — отличается самой мелкой  чешуей,  на  хвостовом плавнике  много  мелких темных пятнышек (когда в море живет), а в реке темные пятнышки покрывают спину, бока и голову. Это мелкий лосось – длиной 68 см, но зато  очень  массовый   и  широко распространенный. Очень быстро растет и созревает, через полтора года после ската в море уже возвращается в реки, чтобы отложить икру и погибнуть. Уловы горбуши сильно колеблются. Установлено, что в реки Приморья горбуша идет в большом количестве в нечетные годы, а в четные годы ход ее незначителен. А в Амуре и на западном берегу Камчатки наблюдается обратная картина – больше всего ловится горбуши в четные годы. Эта периодичность хорошо объясняется двухлетним циклом жизни.

Горбушу неоднократно пытались акклиматизировать  в других местах земного шара, но успехи были незначительные.

КРАСНАЯ, или НЕРКА – третий вид этого рода в нашей стране, хотя распространен не так широко, как горбуша  и  кета. От других видов ее легко можно отличить по очень многочисленным  (30–40),   густо сидящим  тычинкам.  Мясо  ярко- красное, как раз за счет питания крилем. Это крупная рыба достигает 90 см длины и идет строго в те реки, которые вытекают из крупных озер. И нерестится она в этих же самых озерах. Нерка может образовывать жилую форму, созревающую в пресной воде. Правда, широко распространены они лишь в озерах Америки. А у нас жилая красная есть лишь в нескольких озерах Камчатского полуострова.

ЧАВЫЧА – самый крупный и самый ценный дальневосточный лосось. Встречаются особи до полутора   метров   длиной  и   весом до 50 кг! Американцы называют эту рыбу king-salmon, а японцы – «князь лососей». Спина, спинной и хвостовой плавники покрывают ровные черные круглые пятнышки. Брачный наряд выражен слабее, чем у сородичей. Подобно нерке, чавыча в своем распространении тяготеет к  Америке. Но и у нас ее можно встретить в реках Камчатки, идет на нерест она раньше всех – с середины мая.

КИЖУЧ по географии напоминает чавычу. От сородичей его отличает ярко-серебряный цвет чешуи.   Средний  размер   60   см. Самый теплолюбивый вид.

Последний вид – СИМА, или  мазу. Единственный вид, встречающийся только по азиатскому берегу.

Следующие наши замечательные лососи – это род настоящих лососей (Salmo), который отличается от предыдущего более коротким анальным плавником, строением черепа и многими другими признаками, но главное отличие – это в экологии этих двух родов. Настоящие лососи не погибают после первого нереста! Распространены эти лососи очень широко. Это проходные и жилые рыбы северных  частей  Атлантического и Тихого океанов, есть они в Балтийском,   Черном,   Каспийском и Аральском морях. Жилые формы в Америке и Евразии распространены очень широко, доходят на юге до Средиземноморья и верховьев  Евфрата, нет  их  только на всем протяжении Сибири. Главный ключевой вид  этого рода – благородный лосось, или семга. Эта крупная и красивая рыба достигает в длину полутора метров и массы 40 кг. Тело лосося покрывает мелкая серебристая чешуя, пятна ниже боковой линии отсутствуют. Лосось в море питается мелкой рыбой и ракообразными. Входя в реки для нереста, он худеет и перестает питаться. Брачный наряд выражается в потемнении тела и появлении на боках тела и голове красных и оранжевых пятен. Также челюсти искривляются, и на них появляются крючкообразные выросты. Места нагула – северная  часть Атлантического океана. Отсюда она входит на нерест в реки Европы от Португалии на юге до Белого моря р. Кары на севере. В тихоокеанском бассейне есть несколько видов рода Salmo,  но   они   малочисленны. Раньше семга была чрезвычайно многочисленна во всех реках Европы, где имелись подходящие нерестилища, но с середины 20-го века ее численность стала сильно падать из-за перевылова, загрязнений, гидроэлектростанций и т. п.

Ход семги в реки довольно сложен – в наших реках, впадающих в Баренцево и Белое моря, с августа до замерзания идет крупная осенняя семга. Ее половые продукты развиты очень слабо. Ход прерывается только с наступлением зимы. Часть осенней семги, не успевшей войти в реки, зимует в приустьевых пространствах и заходит в реку сразу же после ледохода (середина – конец мая). Такая семга называется «залёдкой». Еще ее называют озимой, так как в реке она проводит в итоге год не питаясь и лишь на следующую осень приходит на нерестилища.

Дальше  за  осенней  формой семги в июне входит в реки семга «закройка»,   главным   образом крупные самки с уже значительно развитыми половыми продуктами. В июле ее сменяет летняя семга, или «межень», у которой икра и молоки развиты хорошо. Это яровые формы. Вместе с меженью в реки входит «тинда» – мелкие  рыбы до 50  см и 2 кг. Самцы, которые созрели в море за один год. Многие самцы лосося вообще не выходят в море. Нерестится лосось осенью на севере и зимой в более южных районах. Отнерестовавшие лососи сплывают вниз по течению, исхудавшие от долгой голодовки, израненные,    с   потрепанными плавниками. Часть их, особенно самцы, гибнут от истощения, но те, кто достигает моря, восстанавливают свой организм, хотя повторно нереститься они вряд ли будут. Молодая семга называется пестряткой, раньше ее даже выделяли как отдельный вид – так сильно она не похожа на взрослую семгу. Те пестрятки, которые не скатились в море, образуют оседлые карликовые формы (самцов). Лосось в море растет очень быстро, в отличие от пресноводных форм. При этом лосось – быстрая и сильная рыба, может предпринимать весьма  продолжительные  путешествия и может плыть со скоростью до 50 км/час.

В крупных озерах (например, у нас в Ладоге, Онеге и др.) есть озерная форма. Эта форма не идет в море, а  нагуливается в озере и на нерест идет во впадающие в  озеро  реки. Озерный  лосось меньше проходного и более пятнистый. Больше всего жилых форм образует кумжа. Это тоже вид рода благородных лососей. Кумжа отличается от семги окраской – тело ее покрыто  пятнышками  в виде буквы «х», ее тело значительно выше. Это чрезвычайно изменчивый вид. Кумжа  – это еще и форель и это большая отдельная тема – что есть форели и к какому виду (роду) лососевых рыб они относятся.

К сожалению, для всех добытчиков  рыбы разной  направленности,  в  том  числе  подвохов, форель является неким собирательным образом. И под этим названием у них фигурирует сразу несколько  видов  лососевых  (и то радость, что только лососевых) рыб. С точки зрения ученых-ихтиологов слово «форель» можно безошибочно употреблять по отношению к трем (!) из всех восьми родов семейства лососевых рыб. Понятно, что можно запутаться. «Главная» форель – это кумжа. Точнее, несколько  ее  подвидов. Кумжа чрезвычайно пластичный вид, который чуть что, сразу  образует очередную форму и тем способствуют   не   только    выживанию, но   и   развитию   своего   вида. Те формы кумжы, которые ведут проходной образ жизни, называют кумжами. А оседлые пресноводные формы кумжи – это уже форели! Там на самом деле все достаточно  сложно и для ученых, ведь кумжа настолько пластична, что ее формы (подвиды, морфы и пр.) не только сильно отличаются внешне друг от друга, но и проявляются особые черты в морфологии и физиологии, а уж про экологию и ареалы обитания и говорить нечего,  недаром  неоднократно формы кумжи выделялись в отдельные виды. Ареал обитания очень широк даже у нас – это бассейны Баренцева, Белого, Балтийского, Черного и Каспийского морей;    широко    распространена на Кольском полуострове, в Карелии, Луге  и в Финском  заливе. В целом кумжу можно встретить в северной части Атлантического океана. Плюс удачная акклиматизация, в том числе в Центральной и Северной Америке, где она уже успела наплодить множество разных жилых форм. При этом американские ихтиологи, не имея опыта общения с этой генетически пластичной рыбой, навыделяли почти 30  новых видов лососевых рыб и подали заявку на Нобелевскую премию! Но там уже комиссия привлекла российских (советских) ученых, которые всю эту вакханалию прекратили и это ихтиоразнообразие насокращали до нескольких основных форм, выделив всего два самостоятельных вида рода Salmo. А вообще на сегодня ученые выделяют 6 подвидов кумжи, Мальма из   них  4   проходных  подвида и 1 оседлый (озерный), которые можно  встретить у нас (то есть на территории бывшего Союза).

Каких  же  кумжей  мы  можем встретить?

Кумжа    обыкновеная    Salmo trutta trutta. Здесь латинское название состоит из родового названия  –  видового  –  подвидового. И именно этот подвид образует две основные формы – проходную (кумжу) и пресноводную оседлую (форель).

Кумжа каспийская Salmo trutta caspius Kessler. Обитает в бассейне Каспийского моря, нерестится в Куре и там же, в Куре, образует жилую форму – форель. Сейчас это уже чисто экзотический для нас подвид кумжи.

Предкавказская  кумжа Salmo trutta ciscaucasicus Dorofeeva. Как и Каспийская кумжа, обитает в бассейне Каспийского моря, на нерест идет в любые реки (только с западной части  Каспийского  моря), но именно реку Куру игнорирует (видимо,  чтобы  не  встречаться с враждебной каспийской кумжой).

Черноморская   кумжа   Salmo trutta labrax Pallas. Населяет бассейны Черного и Азовского морей и тоже образует несколько пресноводных форм форели. Эйзенамская форель Salmo trutta ezenami Berg – это тот самый один оседло-пресноводный кумжовый представитель пока еще нашей ихтиофауны из Дагестанского озера Эйзенам.

Аральский   лосось.   Одна  из внутривидовых форм кумжи, редкая слабоизученная рыба, находящаяся под угрозой исчезновения.

В Красной книге РФ находится как рыба 1 категории, то есть самой серьезной по редкости категории. Распространен в Аральском море.

Далее встает не менее сложный вопрос – что есть озерная и ручьевая форели? Еще Линней, царство ему  небесное, выделял этих рыб в отдельные виды, но он заблуждался. Дальнейшие эксперименты с этими рыбами показали совсем другую картину. Так, еще в том веке в реки Новой Зеландии была запущена молодь и взрослые особи ручьевой форели (оседлой формы кумжи). Спустя некоторое время часть этой форели скатилась в низовья рек, потом в море, и уже в море   ее   выловили   в   качестве натуральной кумжи! Метки, поставленные на рыбу, не дадут соврать и выделить отдельный вид. Так что проходная кумжа, ручьевая и озерная форель трансформируются друг в друга. Этакая рыба-трансформер! В Европе тоже ручьевые форели скатываются вниз по рекам на значительный километраж (до 800 км), выходят в приустьевые пространства Средиземного и Адриатического  морей и пытаются превратиться в проходную форму. То же и на Балтике – когда выпускают молодь форелей, то она приобретает серебристую  (морскую)  окраску и возвращается на нерест уже как проходная кумжа.

Осложняет жизнь ученых и любителей добывать рыбу и то, что у этих лососей очень пластичный и изменчивый внешний вид – «скачут» и меняются и форма тела, и размеры, и число чешуй, лучей в плавниках и прочие основные систематические показатели, на которых строятся определители рыб. Вам может встретиться как светлая и  прогонистая форель, так и  она,  только  черная, короткая и круглая! И очень интересный факт,  совершенно   уникальный с точки зрения экологии: если одну жилую форму (форель) из одного водоема перенести в другой водоем, то через какое-то время она станет неотличима от аборигенских жилых форм кумжи. За счет чего   это   происходит,    ученые до конца  не выяснили. То есть в случае с кумжой  можно перефразировать поговорку «Не место красит человека, а человек место», и у нас получается: «Водоем формирует будущую рыбу, а не рыба выбирает водоем»!

Ручьевую форель вы  можете встретить в самых разных пресноводных реках – с самым разным водооборотом, скоростью  течения и прочими гидрологическими показателями. Держатся они чащи всего в верховьях рек. Дно любят галечное или крупнопесчаное, как и другие лососевые – ведь такое дно подходит для их нереста. Нерест ручьевых форелей может проходить одновременно  с  кумжой и лососем (семгой), и молодь кумжи и семги часто внешне принимают за сеголетков ручьевой форели.

Озерная форель (или озерная кумжа)  по латыни звучит  очень красиво – Salmo trutta morpha lacustra. Lacustra – по латыни «озеро». Это очень крупная  рыба – до 45  кг! Ее можно повстречать в озерах с прохладной и чистой водой, хорошо снабженной кислородом. Но для нереста ей необходимы течение, поток, каменистое или крупнопесчанное дно, и все это оседлый, но – лосось! Во время нагула окрас этой форели очень напоминает окрас ее родной проходной сестры – кумжи. А вот «брачный» наряд озерной форели, один из самых ярких среди других лососей, – настоящий «вырви глаз». Озерные  формы   образуют   кумжи в озерах северо-запада нашей страны, а за ее границами есть в озерах Финляндии, Швеции, Норвегии. Кроме того, вышеописанные подвиды кумжи – черноморские и каспийский – тоже, в определенных условиях, образуют свои озерные формы и от них тоже получаются озерные форели! А самые крупные озерные форели образуются от проходных кумж в Альпийских озерах и на Балканах. Их ученые нередко принимали (и даже описывали) как отдельные подвиды и даже виды.

Еще можно услышать про форель  пеструшку. Не путать с лососем пестряткой! Форель-пеструшка есть форма озерной форели, которая по воле гидрологических особенностей водоемов обитания оказалась не в озере, а в реке. Это очень пестрый и яркий внешне экземпляр форелей.

Многие из вышеописанных кумж – и проходные, и оседлые форели – охраняются государством и идут в Красных книгах в категории «сокращающиеся в численности популяции». Это и проходная кумжа  из  Финского   залива и Калининградской области, и озерная форель из Ладоги, Онеги и некоторых озер Карелии (Имандра и др.), а также речная форель из небольших рек и ручьев Карелии, Ленинградской, Псковской,   Новгородской,   Вологодской, Тверской и Калининградской областей.

Причины сокращения численности все те же – гидроэлектростанции, перевылов, сокращение площадей водоемов, плохая экология и т. п. Спасение видится в искусственном разведении и выпускании молоди в водоемы, так как именно с этими рыбами этот номер проходит успешно. Плохо только, что, кроме выпуска молоди, надо еще создавать (восстанавливать) нерестилища для лососей, так как просто выпуск популяцию поддержит, но до определенного предела. Сейчас ученые даже замораживают  генный материал исходных особей лососевых рыб, которых считают эталоном вида. И за такой криогенетикой – наше будущее!

Еще один вид рода Salmo – ишхан, или по армянски «князь», обитает в озере Севан, где также образует несколько форм. Его проходную форму гегаркуни удачно акклиматизировали в Иссык-Куле. Несмотря на хорошую акклиматизацию, эта рыба краснокнижная, причем 1 категории, то есть вид, находящийся под угрозой исчезновения.

На Камчатке есть только один представитель благородных лососей – микижа. Этот вид имеет очень сложную внутреннюю структуру. Местные популяции проходной формы состоят из ряда внутрипопуляционных группировок: типично проходной, уходящей на нагул далеко в море; проходной прибрежной (не совершающей дальних перемещений) и речной (в основном  самцы). В разных ареалах разных группировок соотношение колеблется очень сильно. Проходная форма камчатской микижи – камчатская семга – краснокнижная рыба, но 3 категории. Это очень редкая форма камчатских благородных лососей. Встречается на западном побережье  Камчатки  в реках от Пенжины до Большой, изредка на восточном побережье Камчатки, единично – в реках Охотского побережья и в Амурском лимане.

Еще есть совершенно замечательная рыба рода настоящих лососей – стальноголовый лосось, или радужная форель. Очень крупный лосось, до 120 см длиной. Его жилая форма за яркую окраску получила название «радужная форель». Нагуливается в водах Тихого  Океана и потом  идет в реки от Калифорнии до Аляски. Эту рыбу по аналогии с нашей гегаркуни и Иссык-Кулем акклиматизировали в южно-американском озере Титикака. И так он там замечательно прижился, что по размерам даже превышает родительскую исходную популяцию. Еще американский вид этого рода – лосось Кларка, подобно нашим семге и кумже, более пресноводный, чем стальноголовый, а в остальном очень его напоминает по своей экологии.

Следующие наши  лососевые рыбы – гольцы. Они по биологии близки к роду настоящих лососей. Это очень широко распространенная и разнообразная и по строению,  и  по  образу  жизни  рыба. Главный центральный вид – арктический голец. Ареал его проходной формы – весь Полярный круг! Проходные гольцы идут на нерест в реки Исландии, Норвегии, Мурмана, по Сибири в Обь, Енисей, Пясину и т. д. А жилые формы гольцов идут на юг гораздо дальше. Это и Байкал, и альпийские озера, и реки  залива  Петра Великого. Проходные  гольцы   крупные   – до 90  см  в длину и массой  до 18 кг. Нерест и прочее – напоминают семгу и ее сородичей. Озерных гольцов часто называют палиями. Палии обитают и в Ладоге, и в Онеге, причем там их по несколько форм: и красные, и серые, и более глубоководные,  и  прибрежные. На озере Байкал и других озерах Забайкалья  водится особая его форма – даватчан. Это редкая рыба 2 категории редкости по Красной книге, то есть его численность сейчас сокращается. Это озерно — речная рыба, которая в озере живет, а на нерест заходит в реки, впадающие в это озеро. Разнообразные формы гольцов обитают и в озерах Камчатки.

Оставшиеся представители семейства лососевых, интересные с точки зрения подводной охоты для граждан РФ, это представители рода таймень (Hucho). Таймени похожи на гольцов, но отличаются от них строением челюстей, сплющенной с боков головой, а на теле х-образные черные пятнышки. Таймени, достигающие крупных размеров, – обитатели рек Евразии. Известно всего 4 тайменя. Есть дунайский таймень (обитает, ясное дело, в бассейне Дуная и Прута и никогда не появляется в море). Обыкновенный таймень – крупная рыба до 1,5 метров длиной и массой до 70 кг. Распространен очень широко, можно ловить его во всех сибирских  реках  до Индигирки, есть он и в бассейне Амура, и в крупных озерах (Телецкое, Байкал и др.). Доходит до средней Волги и до Печоры. Также никогда не выходит в море, предпочитает быстрые горные и таежные реки и чистые холодноводные озера. Единственный проходной таймень – это сахалинский (или чевица). У него очень  крупная  чешуя.  Обитает в Японском море, откуда весной и летом идет в реки Хоккайдо, Сахалина и нашего Приморья.

Последний представитель семейства лососевых уже внешне и по образу жизни больше напоминает представителей следующего семейства – сиговых. Эта рыба – ленок. Рот у него небольшой, как у сигов. Икринки мелкие. Небольшая (по меркам  лососевых рыб) рыба – 2–3  кг (на 12  году жизни). Ленок не выходит в море. Он  обитает  в  сибирских реках от Оби до Колымы, есть на Дальнем Востоке, в Амуре и во всех реках, впадающих в Охотское и Японское   моря.   Есть   острорылые и тупорылые ленки (это две формы), нередко они обитают вместе. Хищная  рыба, питается мелкой рыбой, лягушками, мышами и вообще всем, что подвернется.

На этих рыбах, по нашей систематике, обзор семейства лососевых рыб закончен. Следующие два замечательных семейства подотряда  лососевидных  –  сиговые и хариусовые. Это совершенно уникальные рыбы, со всех сторон привлекательные как для подводной охоты, так и для других способов добычи рыбы, но в объем этой статьи они уже не влезают – нельзя   объять  необъятное!  

О  них мы обязательно поговорим в следующий раз. Как всегда, удачи вам на подводной охоте и встретить побольше вышеописанных лососевых рыб!

Источник: www.rf-fishing.ru

Благородные лососи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector