Максимальные размеры: Предельная длина ее 58-60 см, а возраст 11 лет. В уловах преобладает беломорская треска в возрасте 3-5 лет и 25-35 см длины.

Описание: Окраска значительно темнее, чем у атлантической трески.

Образ жизни: Различают мелкую «летнюю» (поморы зовут ее «пертуй»), и более крупную «зимнюю» треску. Последняя появляется у побережья только в августе — сентябре. Чем большее рыба, тем она «головастее», то есть величина головы по отношению ко всему остальному телу у более крупных особей больше, чем у маленьких. Питается треска самой разнообразной пищей: донными животными (червями и моллюсками), рыбой (сельдью, песчанкой и др.).
Такая распространенная в Кандалакшском заливе – самом глубоком заливе Белого моря, она достаточно редка в мелководных — Двинском и Онежском и Различают мелкую «летнюю» (поморы зовут ее «пертуй»), и более крупную «зимнюю» треску.


следняя появляется у побережья только в августе — сентябре. Чем большее рыба, тем она «головастее», то есть величина головы по отношению ко всему остальному телу у более крупных особей больше, чем у маленьких. Треска — эврифаг, использующий все виды самой разнообразной пищи: от водорослей до донных животных (черви и моллюски) и рыб (сельдь, песчанка и др.).
Такая распространенная в Кандалакшском заливе – самом глубоком заливе Белого моря, она достаточно редка в мелководных — Двинском, Мезенском и южной части Онежском. Держится треска в летне — осенний период вблизи берега. Она растет гораздо медленнее, достигает меньших размеров и меньшего возраста, чем атлантическая треска.
Треска — эврифаг, использующий все виды пищи от планктона до сравнительно крупных рыб.
Нерест у беломорской трески происходит подо льдом, при температуре -0,5-1,0°С.
Рыболовам на заметку.
Искать же крупную треску лучше всего у отвесно уходящих в море скал с резким свалом глубины под водой, мелкая неплохо ловится и на мелководье у скалистого берега. Однозначно треска не любит песчаных пляжей и заиленных заливов (соленых озер) с малым водообменом, или сильно запресненных. В открытой морской части треска предпочитает держаться около банок (каменных гряд) покрытых донной морской растительностью –ламинарией (морская капуста), резко возвышающихся над остальным рельефом дна и нередко осыхающих в верхней части на отливе.

кие места на Северо-Карельском побережье называют корги, баклыши. Внешне удобный участок с виду представляет из себя на несколько метров возвышающийся над водой валун практически лишенный растительности и окруженный достаточно большими глубинами до 30-ти метров с резким свалом. В месте наиболее крутого «свала» и любит держаться треска. Так же для трески привлекательной стоянкой может быть подводная расщелина или бесформенное подводное каменное образование у продолжения береговой скалы. Такое место можно достаточно легко определить визуально по береговой черте. Относительно отвесная скала рассеченная трещиной, с очень большой вероятностью имеет свое подводное продолжение, и если измеренная глубина метрах в 10-15 от такой характерной скалы лежит в пределах 10 –25 метров, это как раз, то место которое нам и нужно. Встречается треска и на гораздо больших глубинах, но в связи с большими пространствами и достаточно не устойчивой погодой, выходить в открытое море из под прикрытия островов не всегда целесообразно. Так же треска любит довольно узкие приглубые проливы между островами с довольно сильным до 1-го узла приливо-отливными течениями. Подходить к берегу и относительно нормально ловиться, треска начинает в начале мая месяца при вскрытии моря от льда, затем в глубоко врезанных в материк заливах наступает пауза, видимо связанная с сильным запреснением воды от таящих льдов и многочисленных речек и ручьев впадающих в Белое море, клев возобновляется в начале июня и относительно стабилен до середины октября.

узы в клеве летом и осенью видимо связаны с подьемом холодных вод (на глубинах свыше 50-ти метров в Белом море температура воды близка к точке замерзания, хотя на поверхности в июле может достигать 20-ти градусов) и миграцией основных кормовых обьектов к которым относятся различные мелкие рыбки, креветки и др. донные животные. Нередко треска, особенно в период спаривания червей нереисов, поднимается к самой поверхности воды и клюет не на донные снасти, а на проводочные, чем зачастую затрудняет ловлю морского сига или морской кумжи.
Замечено что наиболее интенсивный клев наблюдается в момент с первой четверти начала прилива с пиком к среднему уровню воды и с постепенным снижением интенсивности поклевок к максимальной воде. На самой полной воде клев обычно прекращается. На убылую воду клев обычно менее интенсивен и при нижней точке отлива так же прекращается.
Местные жители для ловли с лодки применяют довольно нехитрую снасть, обычно это довольно толстая 0.5- 0.6 леска, мотовильце, в качестве груза довольно массивная (грамм 50-70) белая или латунная блесна или трубка с крючком одинарником на конце (возможен просто свинцовый груз), как вариант выше блесны подвязываются поводки так же с одинарными крючками. Поклевка определяется «на палец» ударом. В качестве наживки используется морской червь пескожил, которого можно добыть на отливе при помощи штыковой лопаты. Следует обратить внимание на то, что морские черви долго в условиях отрыва их от естественной среды не живут, поэтому для каждой рыбалки целесообразнее накопать новых.

порченных же (тухлых) пескожилов практически не возможно насадить на крючок, они будут при малейшей поклевке или ударе воду или дно слетать с крючка.
Для более длительного сохранения пескожилов можно применить следующий способ. Использовать для их хранения небольшую (примерно 1 литр) чистую без следов жиров емкость с крышкой и вентиляционными отверстиями. В емкость опускать только не поврежденных лопатой червей, причем каждый извлеченный червь должен быть перед помещением в банку промыт чистой морской водой от песка и грязи, воду в банку так же наливать не следует. Когда банка заполнится червями примерно на одну треть сверху довольно плотным слоем без нажима уложить вровень с краями пучек влажной морской травы (фукуса или по поморски туры). Если не выставлять банку с червями на солнце или в теплое место, то в таком состоянии они могут прожить до 3-х суток, следует только каждый день менять водоросли. Так же злейший враг при хранении пескожилов дождевая вода, при попадании в емкость с червями пресной воды – гибель и разложение наступает очень быстро. Возможная альтернатива пескожилу червь – нереис. В период размножения он активно плавает по поверхности и поймать его не составит труда, в другое же время можно якорем – кошкой вытащить в лодку несколько кустов морской капусты, в корневищах которой будет достаточно много нереиса.

ешивать в одной емкости различных червей я бы не рекомендовал. Не плохой наживкой является так же креветка, и ракушка мия. Можно использовать и кусочки сельди, мойвы, мяса, но это к сожалению не такая хорошая приманка, как описано выше.
Так же не плохо работает снасть из бортового короткого спиннига и Невской катушки, что в принципе является усовершенствованной донкой.
Технология аналогична ловле «на палец».
Снасть с приманками опускается до дна, производится несколько ударов, затем приподнимается сантиметров на 35-50 и ужение продолжается короткими интенсивными подергиваниями.
Поклевка у трески резкая – у мелкой одно два подергивания , а затем удар, у крупной резкий удар, после подсечки необходимо избегать слабины, особенно при ловле «на палец или» бортовым спиннингом.
После серии поклевок необходимо проверять наличие наживки, способность сдергивать ее у трески поразительная. Одинарные крючки используются для уменьшения вероятности зацепов и потери блесен и грузов при донном лове. Так же бортовой спиннинг позволяет делать небольшие забросы, что положительно сказывается при поиске рыбы.
Можно ловить и непосредственно со скал, для этого делают поплавок и бегунок на леску, предварительно примерно определив глубину в месте лова и установив стопор на леске. Технология как при донной ловле. Заброс на 10-12 метров от берега, груз ударяет о дно так же в отвес, постепенно подтягиваясь к берегу.
После посадки мелкая треска довольно интенсивно вращается вокруг своей оси и создает заметное сопротивление, крупная же наоборот идет с широко раскрытой пастью почти не вращаясь, и только у самой лодки начинает совершать различные кульбиты.

дсачек или багорик при этом будут не лишними.
При ловле с берега следует обращать внимание на маскировку добытой рыбы от чаек, иначе велик риск остаться без добычи.
Так же неплохо треска берет на различные джиги с твистерами и селиконовыми рыбками имитирующими песчанку. Применяя технику обстрела района лова джигголовкой можно добиться не плохих результатов, единственно это этот способ лова с дальними забросами и относительно длинным удилищем уменьшит количество рыболовов в вашей лодке.
Классическое спининговое блеснение, так же довольно успешно, но потеря блесен должна быть запланирована в рыболовном бюджете. Проводка блесны около дна не избежит многочисленных зацепов за камни и водоросли. Неплохо при тресковой ловле работают «белые» кастмастеры.
При поиске места для ловли зарекомендовала техника облова при дрейфе на лодке по течению вдоль скал, в месте повышенной интенсивности поклевок целесообразно встать на якорь. Якорь лучше применять плоский (трак от трактора, камень в сетке), так как при ловле у трещин и скал, кошка или якорь Матросова могут очень легко застрять в расщелине, между камней, или запутатся в зарослях ламинарии и потеря его практически неизбежна, по этой же причине лучше выходить на рыбалку с двумя якорями.
Треска рыба стайная, если место клева обнаружено, наловить тазик, другой большого труда уже не составит.

стить треску нужно сразу же по приезду с рыбалки удаляя внуреннюю пленку с брюшины.
В качестве прилова возможен морской окунь (растопырка) и зубатка (морская собака). При поимке зубатки нужно быть предельно осторожным из-за ее мощных челюстей. Пасть зубатки покрыта ороговевшими жевательными зубами предназначенными для разгрызания раковин моллюсков, которыми она зачастую может сломать тройник или прокусить сапог. Ну и конечно же хотя бы раз Вам попадется морской бычок–керчак, который считается не сьедобным.
Для тресковой рыбалки понадобятся: лодка или катер, хороший мотор, лопата, якорь, 50-70 метров каната, снасти, карта, GPS и эхолот.
Наиболее удобное в транспортном плане место на Северо-Карельском побережье Белого моря, Чупа или Пулонга. Здесь можно оставить под охрану автомобиль, нанять лодку, катер или яхту, взять проводника, который сможет показать места лова. Нужно так же иметь в виду, что до хороших рыболовных мест нужно идти на лодке по Чупинской губе Кандалакшского залива Белого моря порядка 30-и – 40-а км.
***В озере Могильном на острове Кильдин и в озере Огак у вершины залива Фробишера на Баффиновой Земле в средних слоях воды обитает треска, проникшая в эти озера в то время, когда они еще были соединены с морем, тогда как сейчас они обособлены галечно-песчаными пересыпями. Сейчас верхний пятиметровый слой воды в этих озерах пресный, а придонные слои отравлены сероводородом, и треска может жить только в средних слоях, сохраняющих морскую соленую воду. В этих условиях, «между молотом и наковальней», живет треска, достигающая обычной для этого вида длины 60—80 см. В озере Огак она многочисленна, и местные жители — эскимосы — ее промышляют.

Источник: fito-news.ru


Беломорская треска
   В той компании не оказалось любителей рыбной ловли. Это если не считать меня, но я не в счет – был в роли принимающей стороны, а при всех хлопотах с вымаливанием у моря семи футов и попутного ветра мне было не до удочек. Но заботы накрыли позднее, а пока что мы сидели в поезде и под "та-тарики" колесных пар считали километры до заветного Беломорска.
  Тут и был момент счастья до начала активных приключений на море — был, когда о рыбе, о треске, я говорил громко, вслух, и меня слушали!
  Это действительно была импровизация. Попробовать написать что-либо внятное про Беломорскую треску я сгоряча обещал петрозаводскому издателю Скрипкину, и выбил из меня это обещание он за час до мурманского поезда, мчавшего через Петрозаводск транзитом к Белому морю пятерых москвичей.  Я только что подсел в этот состав, и назавтра наше совместное путешествие продолжится уже по воде, по морю.
Из пятерых попутчиков лишь только фотограф Кокошкин профессионально дремал на второй полке купе.

правильно делал – рыба того текста, что я набросал в блокнот на перегоне Петрозаводск – Медгора и озвученная перед всей честной компанией, не могла ни вызвать смеха. А что смех? — Матрицей фотоаппарата его не оцифруешь, а снимать физиономии попутчиков ещё успеется – впереди десять дней общения в пределах габаритов яхты. В конечных габаритах и кадры не сбегут… фотограф укоренился в забытьи, остальные же соискатели путешествий были бодры и слушали «Сказания про Треску».
  Я вещал, а Федя сразу заносил мои перлы в компьютер. Он делал это молча, держа ноут на коленях, улыбаясь и с невероятной скоростью справа долбил по клавишам пальцем, а левой ладонью в такт оглаживал зеркало лысины. Хороший Федор человек, хоть и работает журналистом. Миша-фотолюбитель свесил с полки не менее гладкую бритую голову и очень внимательно наблюдал за нами сверху… что-то там своё соображал, банкирское, отражаясь попутно на Фединой голове, и сам в ответ… не промах, да.
  Четвертый наш друг-попутчик, в прошлом биолог — Вадим, гений фотоархивации — деликатно ковырял огромным ножом в банке, может волновался перед встречей с природой… Наверняка латынь вспоминал.
  Веселился, разминая цилиндрик сигаретки, один лишь Виталя. Всё просто: мы с ним давно знакомы, даже делали несколько тем в мажорный журнал-еженедельник, где он — Крепкоклювов — служил завотделом и порою сам писал всякое.

ичиной писательского веселья был не только хмель горожанина, уже почти сутки вкушающего реалии отпуска в Карелии, нет — повторюсь: с ним и Федей мы знакомы почти десять лет, и для ребят было полной неожиданностью увидеть меня в роли "текстовика" — танцора на-заданную-тему, все знали меня только как человека-с-фотоаппаратом.
 … Вещал я, теплился словом, старательно выдерживая приличия в интонациях и артикуляции. Да, приходилось тщательно избегать слов «клубника» и «лодка», произношу их я по-детски мягко: «квубника» и «водка», оттого настоящие намерения приходится разъяснять на пальцах. Без смеха — всегда так, пока же сложился такой вот текст: "Три встречи с беломорской треской".

Беломорская треска

   Что мы знаем о треске?
   Под такой вопрос любому горожанину наверняка вспоминаются ледяные белесые кирпичики в люминесцентных нишах магазинов. Да, ещё словосочетание, неразрывно закатанное в консервные банки – "тресковая печень". А вкус? Вкус у рыбы обычный, с детства знакомый – треска как треска.
   Близкие родственники тоже хороши – минтай, навага, путассу, пикша, сайда и сайка. Все вместе они образуют единое семейство тресковых, по латыни — Gadus. Дальними же родственниками нашей героине приходятся налим и хек.
   Итак, имеем в теме разговора, треска: морская стайная рыба, усатый хищник-каннибал с тремя спинными плавниками. Почти национальный символ Норвегии. Живет во многих морях Атлантического и Тихоокеанского бассейнов, есть своё стадо и в нашем родном Белом море. Треска беломорская — особого подвида, Gadus morhua marisalbi, в отличие от атлантических родственников не очень крупная, длиной редко бывает более полуметра и ведет оседлый образ жизни в пределах своего моря.
   Прожив в Карелии более 30 лет, я впервые увидел Белое море в первый год нового века. Незабываемы впечатления от нового знакомства: в "новое" время — новые просторы, новые измерения и знания.
…В составе небольшой, но очень "комплексной экспедиции" Карельского научного центра, на борту гостеприимного «Эколога» мы неспешно передвигались по Онежскому заливу. Загадочные названия островов — Кузова, Жужмуи, Сеннухи, своими реальными берегами материализовались иногда из тумана, иногда в миражах.
   Небеса над нами были бескомпромиссными в погодных воплощениях – или суровая хмарь рванная порывами ветра или синева с негреющей слепотой солнца. Конец августа. Границы островов оторочены валами выброшенных на побережье водорослей – фукусов. Фукус долго не гниёт, только чернеют, добавляя в свежесть морского воздуха характерный запах йода. Жухлая зелень приморской тундры на берегах раскрашена красными пятнами кустиков арктоуса — толокнянки альпийской. Чтобы точно описать цвет воды придётся вспомнить свет раннего солнца упавшего на ресницы сквозь слепоту предутренних сновидений, замешать его с холодком юношеской дрожи перед первым свиданием – впервые, наедине. Зарифмовать все это и… — промолчать, снова глядя в даль на холодные переливы вечности….
   Вскоре состоялось и немного прозаичное знакомство с жителями морских глубин.
   Как-то, свободные от вахты ребята из команды отправились на рыбалку. На следующий день мокрый ком сети, накрепко запутанный стеблями водорослей и колючками коричневых бычков, был молча и торжественно выгружен на брезент, расстеленный предусмотрительным боцманом на корме.
    При переборке снасти раздавались разные звуки — щелчки лопающихся воздушных пузырей фукусов, внятное шипение бычков-керчаков, похожих на зашприцеванных рассолом бройлерных жаб. Исколотые их колючками рыбаки тоже не молчали. Через час работы на палубе красовались долгожданным трофеем несколько трехсотграммовых трещин, камбала и пара фиолетовых пинагоров – «морских воробьёв». В сыром остатке — кучка дырявых сетей да бычки, презренно отброшенные на край брезента. Кок, приглашенный оценить улов, скептически пожал плечами: парой трещин команду не накормишь, а приготовить что-либо внешне приличное из желеобразных тушек пинагоров он не рискует, бычков поморы вообще не едят  (Молодой был кок, недавно училище закончил и только в этом сезоне впервые устроился на судно. Чувствовалась в нем не морская — поварская подготовка, — с сухопутинкой).
   Подвести итог бесперспективной оценке улова не позволил капитан: он подошел к одной из бортовых донок, до сей поры тоскливо торчавшей из отверстия клюза, и, дважды дёрнув удилищем, спокойно вытащил на палубу хорошую треску. Кэп весело глянул на боцмана, шлепками швабры стиравшего следы переборки сетей, попросил подвинуть поближе емкость для рыбы и вскоре вновь поднял на борт очередную рыбину. Он использовал как наживку хвост жабообразного бычка.
   Подул легкий порыв ветра – начинался прилив.
   Вскоре к борту Эколога причалил катер с учеными, возвратившимися с острова Немецкий кузов. Первым на борт приняли большой мелкоячеистый сачок — профессиональный инструмент энтомолога Андрея Хумала, — предмет незлобивых шуток всей команды.
— Еще и рюкзачок примите, — как всегда с полуулыбкой, Андрей двумя руками привалил к кнехту тяжелый мешок.
— Камней сачком наворочал?! Вместо мухов?
— Там треска. Я маленький спиннинг в рюкзаке ношу. Сейчас, под прилив, заброс с берега — поклевка — так одна за одной. Жаль, возвращаться пора, да и не знаю, нужна ли нам рыба? Её ведь ещё чистить, потрошить надо….
    Злые языки утверждают, что ловко владеющие сачком энтомологи не только улыбчивы и жизнерадостны, но и владеют тайными знаниями закрепления в памяти фрагментов Жизни! Ловко так действуют формалином и спиртом…
    К ужину кок с сияющей улыбкой вынес и водрузил на стол большой противень с отварной рыбой.
За столом подвели итоги дня.
   Про рыбаков шутили все – резюмировал капитан:
—  Погублена сеть, поставленная без учета глубин и течений.
— Треть команды травмирована. — Да, горе-рыбаки получили новые нашлепки пластыря на руки, распухшие от уколов шипов керчаков.
— Бортовая донка с наживкой и большой корабль на якоре — это хорошо, но в умелых руках даже полутораметровый спиннинг-телескоп с маленькой желтой вертушкой позволяет иметь хороший ужин на 15 человек.
— Друзья, пожалуйста, — без фанатизма!

Вторая встреча с треской не заставила себя ждать – в марте 2002 года я напросился с бригадой рыбаков поглазеть на зимний лов сельди-беломорки в Сорокской губе.
…Ящик на полозьях, прикрепленный к нашему «Бурану», каждый час тяжелел. В прилове была навага и мелкая камбала, сельд составляла основу улова. Раз была тожественно отпущена под лед бельдюга – с рукавицу вьюнок, а живородящая!  И лишь к середине дня, в десятой из проверенных мереж отказалось одинокая полу килограммовая треска. Трещина.
    Мне объяснили, что треска редко заходит в мелководный Онежский залив южнее широтной линии Кузова-Соловки. Она больше любит места около скал северной части Карельского берега и совсем уж обычна в Кандалакшском заливе.
    Летом её можно ловить с лодки на короткий бортовой спиннинг оснащенный тяжелой блесной с одинарным крючком. Как наживку используют морского червя-пескожила и куски свежепойманной рыбы. На разговоры о ловле трески с берега, кемско-гридинские поморы отмахиваются – баловство это. А вот севернее, в Чупе, прямо на причале яхт-клуба дружно собираются десятки любителей рыбалки с длинными удочками. Во время «шевелящейся» воды — ловятся мелкая тресочка. Скользящая оснастка удочки позволяет делать и дальний заброс, и регулировать глубину опускания наживки.
   О хорошей, спортивной по-сути и добычливой рыбалке я услышал там же – в Чупе.
…В начале лета 2005 года в компании с ребятами из местного яхт-клуба я отправился на Терский берег, а по дороге мы завернули к Сон-острову. Там пришвартовались у пристани мидиевого хозяйства, а сойдя на причал почувствовали как под ногами не ритмично дергались доски. Как оказалось, к настилу причала была привязана огромная треска. Так Володя, смотритель мидиевой фермы, «выгуливал» свою добычу перед тем как приготовить из нее ужин для своих московских гостей. Когда подошло время начала прилива мы взяли у Володи вместительную плоскодонную лодку «Ламинарию» с маленьким моторчиком и неспешно ушли к мысам, красноватыми уступами вдающимися в открытое море. В этих местах, в полукилометре от берега, были глубины более ста метров — мы же встали у берега, под отвесной скалой. Как раз здесь, на глубине 8 — 10 метров нагуливала печень настоящая беломорская треска.
Начали ловить на три спиннинга, используя наживкой цветные силиконовые твистеры на свинцовых головках с одинарным крючком. Была испытана и традиционная блесна с насаженным пескожилом — клевало на все. Набросав за час два ведра рыбы, сказали – хватит!
    На следующий день мы пересекли Кандалакшскую губу и  пришли в Умбу, что на Терском берегу. Местная бабушка, слово за слово, уговорила нас обменять ведро вчерашней рыбы на пятикилограммовую семгу. Говорит: «Соскучилась по тресочке, а у нас тут на Терском ее сейчас нет. Раньше же много ловили снастью такой – ярусом».
  Кованые крюки-крючки ярусов – многокилометровых морских переметов — увидел я в музее Поморской культуры. И двухметровое чучело Рыбы-Трески оливковым блеском лака зовущее покататься на ее спине сразу пятерых детей-дошколят… А местные рыбаки сейчас всё больше сельдь-беломорку промышляют, да о семге коптят браконьерскую думку.

Беломорская треска
Бухта Сон-острова
Беломорская треска

Беломорская треска

Источник: geo-photo.livejournal.com

Треска свежемороженая

Треска, или атлантическая треска  — рыба семейства тресковых. Длина тела — до 1,8 м; в промысле преобладают рыбы длиной 40-80 см, в возрасте 3-10 лет. Спинных плавников — 3, анальных — 2, на подбородке небольшой мясистый усик. Окраска спины от зеленовато-оливковой до бурой с мелкими коричневыми крапинками, брюхо белое. Ареал обитания трески охватывает умеренную область Атлантического океана, образуя несколько географических подвидов: арктическая, беломорская, балтийская и др. В восточной части Атлантики треска распространена от Бискайского залива до Баренцева моря и Шпицбергена; в западной — от мыса Гаттерас (Северная Каролина) до Гренландии.  Треска встречается от прибрежной полосы до континентального шельфа, но в открытом море над большими глубинами редка. Нерестится раз в год. Её жизненный цикл привязан к морским течениям северной Атлантики. Проследим его на примере самой многочисленной, арктической (или норвежско-баренцевоморской) разновидности: Арктическая треска размножается у берегов Норвегии, а откармливается в Баренцевом море и на мелководье у Шпицбергена. Основные нерестилища этой трески находятся у Лофотенских островов (Норвегия). Нерест происходит в марте — апреле на глубине до 100 м, на границе теплых вод Атлантики и более холодных вод фьордов. Оплодотворенные икринки подхватываются течением, которое несёт их на север. Вылупившиеся личинки питаются планктоном. Часть молоди с течением попадает к о. Медвежьему, но большое количество с Нордкапским течением приносится в Баренцево море. К июлю мальки, дрейфующие на север, достигают 72—73° с. ш., а дрейфующие на восток — Кольского меридиана (33° в. д.). В сентябре молодь достигает восточных районов Баренцева моря, где переходит к донному образу жизни. В первые два года жизни молодь трески питается мелкими ракообразными. С 3 лет треска становится хищником и начинает совершать заметные миграции. Основу питания трески Баренцева моря составляют три вида планктоноядных рыб — сельдь (как правило, молодь), мойва и сайка. Летом треска часто кормится рачками из семейства евфаузиевых; иногда поедает донную фауну, как правило, двустворчатых моллюсков, у которых откусывает вытягиваемые ими ноги. Питается также собственной молодью и более мелкими сородичами. В возрасте 8-9 лет, достигнув веса 3-4 кг, арктическая треска впервые идёт на нерест. В сентябре — октябре она собирается в большие стаи и начинает миграцию обратно к Лофотенским островам. Этот путь, протяженностью свыше 1500 км, она проходит за 5-6 месяцев со ср. скоростью 7-8 км в сутки. Самки остаются на нерестилище несколько недель, выметывая 2-3 порции икры; столько же остаются и самцы, оплодотворяя самок. Отнерестившиеся особи возвращаются к местам нагула, чтобы откормиться. Продолжительность жизни этой разновидности трески — до 20—25 лет. Некоторые подвиды (беломорская, балтийская) трески приспособились к жизни в опресненных морях, не совершают дальних миграций и созревают раньше, на 3-4 году жизни. Существуют и две озёрные формы. В оз. Могильном на острове Кильдин в Мурманской области  и в оз. Огак на Баффиновой Земле  обитает треска, проникшая в эти озера в то время, когда они еще были соединены с морем. Сейчас верхний пятиметровый слой воды в этих озерах пресный, а придонные слои отравлены сероводородом, и треска живет в средних слоях, сохраняющих морскую солёную воду. Треска — одна из важнейших промысловых рыб. Её печень богата жиром (до 74%), являющимся уникальным источником омега-3 полиненасыщенных жирных кислот, кроме того, из него получают витамины А и D. Сама печень трески служит сырьём для производства консервов. В последние годы из-за перелова и загрязнения Мирового океана добыча трески снижается. Наиболее значительные уловы трески сейчас приходятся на долю Исландии, Канады, Норвегии, Дании, России и Великобритании. Атлантическая треска занесена в Красную Книгу России и в международную Красную Книгу со статусом уязвимый.

Источник: icefish.ru

Описание внешнего вида

Атлантическая, беломорская и северная треска — это вид пучеглазых, отряда трескообразных семейства тресковых. Свое название она получила в народе за необычное свойство. Ее мясо растрескивается, когда его сушат. Существует еще одна версия названия. Большие косяки рыбы издают трескучие звуки во время нереста. Они возникают по причине сокращения мышц плавательного пузыря.

Атлантический вид считается довольно крупным, поскольку в длину может вырастать до двух метров. Особенность трески состоит в том, что она растет всю свою жизнь. Ее масса может достигать 40 кг и больше. Существует несколько подвидов этой рыбы. Особых отличий во внешнем виде почти незаметно. Различия отмечаются в длине тела и массе

Тело рыбы отличается веретенообразной и вытянутой формой. У нее 2 анальных плавника и 3 спинных. Наиболее развит хвостовой плавник. Сильное удлиненное туловище покрыто мелкой и зубчатой чешуей. Спина рыбы в зависимости от среды обитания бывает нескольких окрасов;

  • зеленовато-оливковой;
  • желто-зеленой;
  • бурой.

На ней хорошо заметны небольшие коричневые вкрапления. Бока светлые, а живот рыбы чисто-белого цвета или с легким желтоватым оттенком. Голова у нее крупная и с большим ртом. Верхняя челюсть длиннее нижней, а подбородок украшает мясистый и хорошо развитый усик. У этого вида отмечаются увеличенные жаберные отверстия.

Классификация трески

Современная классификация отмечает несколько видов и подвидов трески. Они имеют некоторые отличия в связи с разной средой обитания. Вид атлантической трески включает несколько подвидов:

  • атлантическая;
  • кильдинская;
  • беломорская;
  • балтийская.

Самой крупной считается атлантическая, размерами до 2 метров и максимальной массой до 96 кг. Кильдинская вырастает от 40 до 70 см и в среднем весит 2,5 кг. Балтийская растет до 100 см и ее масса доходит до 2,5 кг. Также выделяют следующие виды: гренландская, тихоокеанская и минтай. К роду арктической трески относятся два вида:

  • ледовый;
  • восточносибирский.

Как охотятся на хищникаСамым крупным из них считается атлантическая треска. Ее тело может вырастать до 2 метров длиной. Тихоокеанская отличается размерами головы, она больше и шире. Тело ее меньше, чем у атлантической, достигает 45—90 см и массы до 90 кг. Гренландская отличается небольшими размерами тела и максимально растет до 80 см. У минтая узкое тело имеет длину не более 90 см и вес до 4,5 кг. Окрас у нее намного темнее, варьируется от светло-серого до почти черного цвета.

Треска ледовая самая небольшая по размерам. Ее тело достигает всего 30—32 см в длину. У нее большие глаза, а усик слабо развит или может совсем отсутствовать. Восточносибирский вид выделяется небольшим длинным туловищем до 52—56 см, а масса не превышает 1,5 кг.

Среда обитания

Как выглядит атлантическая трескаПредставители семейства тресковых встречаются почти во всех водных просторах северного полушария. Всего несколько видов обитают в южных морях. Почти все они живут в соленой воде.

Атлантическая треска водится в умеренных зонах Атлантического океана. Ряд ее подвидов обитают в водных просторах от Баренцева моря до Бискайского залива, а также от Гренландии до Северной Каролины.

Балтийской трески очень много обитает в средней части Балтийского моря и редко попадается в Финском и Ботническом заливе.

Беломорская массово распространена в Белом море, и небольшое скопление трески наблюдается в Двинском и Онежском заливе.

Среда обитания гренландской трески отмечается от северных областей Тихого океана и проходит через Японское, Охотское и Берингово море.

Гренландский вид распространен по всему побережью Гренландии. Минтая много в северной части Тихого океана. Также он обитает в Беринговом, Охотском и Японском море. Минтай водится в заливах Монтерей и Аляска.

Треска ледовая распространена в основном на северной части Северного Ледовитого океана и у северных частей побережья Гренландии. Восточносибирский представитель тресковых водится у побережья Сибири, Гренландии, Северной Америки. Реже встречается у Новосибирских островов и на севере Берингова пролива.

Как рыбачить на трескуОбраз жизни этих рыб всегда зависит от среды обитания. Например, жизнь атлантической трески всегда зависит от атлантического течения. Это связано с длительной сезонной миграцией. Стаи рыб вынуждены преодолевать очень большие расстояния — до 1,5 тыс. км. Это путь от нерестилищ до мест откорма рыб.

Тихоокеанская разновидность ведет почти оседлый образ жизни. Рыба совершает сезонные миграции на небольшие расстояния. Например, зимой косяки трески отплывают на глубину 30−60 м. Когда наступает тепло, стаи рыбы снова возвращаются к побережью.

Питание и размножение

Места обитания трескиПитание трески зависит от возраста. До 3—4 лет рыба питается ракообразными и планктоном. Начиная с трехлетнего возраста треска начинает вести хищный образ жизни. Она поедает сайру, сельдь, кальмаров, корюшку и мойву. Нередко питается мелкой рыбкой из своей стаи. Поглощая крупные живые организмы, она запасается жиром. Он скапливается в тресковой печени, что существенно отличает треску от других рыб.

Размножение зависит от ее разновидности. У атлантической трески половая зрелость наступает на 8—9 год жизни. У тихоокеанской половозрелость приходит к 5—6 годам. Арктические способны размножаться через 4—5 лет. Минтай воспроизводит потомство в возрасте 3—4 лет.

Ранней весной начинает период нереста у трески. Он происходит на глубине 100 метров. Этот вид рыбы считается одним из наиболее плодовитых. Половозрелые самки мечут от 500 тыс. до 6 млн икринок. Самка откладывает икринки не сразу, а постепенно. Метание икры длится в течение нескольких недель.

Самцы находятся в период нереста рядом с самками и оплодотворяют отложенные икринки. По окончании нереста косяки рыб возвращаются к местам откорма.

После нереста икра тихоокеанской трески опускается на дно и начинает приклеиваться к донной растительности. У атлантической икринки относит течением далеко на север. Через время из них вылупляются личинки. Молодые особи первые два года ведут донный образ жизни.

Особенности трескиУ кильдинской трески есть свои особенности размножения. Период размножения у них начинается в середине весны и длится до июня. Все половозрелые особи собираются на глубине не более 7,5 метра в безопасных слоях воды. Там и происходит выметание и оплодотворение икринок. Они очень мелкие, легкие, и это позволяет им не опускаться на самое дно и не плавать на поверхности. По мере развития личинки начинаются подниматься выше к поверхности воды, которая больше насыщена кислородом.

Продолжительность жизни трески составляет 20−25 лет в естественной среде обитания. Этот вид рыбы отличается замечательными вкусовыми свойствами. По этой причине она является основной промысловой рыбой. Отличительная черта — после улова и разделывания ничего не пропадает. Каждая часть тела и внутренности используются для еды и в других полезных целях.

Источник: sudak.guru

Беломорская треска постоянно держится в прибрежных участках Белого моря и является традиционным объектом промысла местного населения. Центр обитания трески в Белом море — Кандалакшский залив и прилегающие к нему районы. Восточнее мыса Турий треска встречается значительно реже. В южном направлении она распространена вплоть до Онежского залива (до районов, прилегающих к Соловецкому архипелагу). В Двинском и большей части Онежского залива она не встречается (Алтухов, и др., 1958). Треска Мезенского залива относится к мурманской прибрежной треске, которая в период гидрологического лета широко распространяется на восток, заходя в Белое море, фьорды Новой Земли, Карское море. С наступлением зимы эта береговая местная треска откочевывает на запад.

Известно, что атлантическая треска Gadus morhua L., обитающая на значительной акватории Северной Атлантики, образует совокупность внутривидовых группировок различного ранга, отличающихся друг от друга по ряду морфологических параметров и некоторыми особенностями биологии (Световидов, 1948). Принято считать, что в Белом море встречаются две формы трески, относимые к разным подвидам: «летняя», местная Gadus morhua maris-abi Derjugin и «осенняя», мигрирующая Gadus morhua morhua natio hiermalis Taliev (Световидов, 1948). Первые упоминания о беломорской треске имеются еще в работах К. М. Бэра (1961) Н. Я. Данилевского (1862). B частности, Н. Я. Данилевский (1862) описывает ее как особую форму G. callarias L. под местным названием «пертуй».

K. M. Дерюгин (1920), а позднее В. C. Михин (1925) на основании сравнительного анализа ряда признаков, отличающих беломорскую треску от мурманской (по ширине «лба», длине головы и т. д.), обосновывают необходимость выделения ее в самостоятельный подвид.

Л. Н. Талиев (1931)» установил, что в Белом море встречается и другая форма трески Gadus morhua morhua n. hiemalis, отличающаяся от обычной беломорской, описанной К. М. Дерюгиным и В. С. Михиным, по таким признакам, как длина и высота головы, высота тела, число лучей в плавниках и т. д. Сравнивая эти формы, Д. Н. Талиев впервые исследовал возраст трески Белого моря и обратил внимание на то, что форма «hiemalis» имеет более высокий темп роста. Вслед за K. M. Дерюгиным (1920) Д. H. Талиев (1931) считал, что местная беломорская треска близка к тихоокеанской. Он писал, что в Белом море существуют две формы трески разного происхождения: Gadus morhua maris-albi Dегjugin — реликт восточной трески, оставшейся в Белом море со времени плиоцена, Gadus morhua morhua n. hiemalis Taliev – отщепившаяся от атлантической трески в более позднее время. Впоследствии обе формы этой трески чисто конвергентно измельчали. Однако Н. В. Европейцева (1937) убедительно показала, что представления Д. Н. Талиева о происхождении формы «marisalbi» от тихоокеанской трески ошибочны.

Тем не менее все авторы, занимавшиеся изучением биологии беломорской трески (Дерюгин, 1920; Михин, 1923, 1925; Талиев, 1931; Янушевич, 1933; Европейцева, 1937; Ильин, Певзнер, 1939: Шульман, Шульман-Альбова, 1953: Сонина, 1957; Паленичко, 1958a; Myxoмeдияров, 1963a; Мина, 1968; Петухов, 1976; Нoвиков, Карпов, 1980), исходят из представлений о существовании в Белом море особей трески, различающихся внешним видом. Так, «летняя» треска отличается от «осенней» большей относительной шириной лба (интерорбитального расстояния), большей относительной длиной и высотой головы, имеет меньшую относительную длину хвостового отдела туловища. Различия между этими формами наблюдаются и при сравнении темпа роста, продолжительности жизни и др. Отмечалось, что по многим биологическим параметрам «осенняя» быстрорастущая треска, тождественная баренцевоморской, заходит в Белое море периодически, появляясь у побережья, как правило, в августе и сентябре. С этой точки зрения, различия между формами обусловлены прежде всего происхождением и условиями жизни, что и явилось основанием для отнесения их к разным подвидам (Дерюгин, 1920; Михин, 1925; Талиев, 1931; Янушевич, 1933; Европейцева, 1937; Ильин, Певзнер, 1939, и др.).

В 1968 г. М. В. Мина высказал предположение, что различия между этими формами носят характер размерно-возрастной изменчивости внутри единой самовоспроизводящейся популяции, а разнообразие одновозрастных особей по темпу роста определяется влиянием внешних факторов и обеспечивает более полное освоение кормовой базы как прибрежных («летняя» форма), так и открытых районов моря («осенняя» форма).

В дальнейшем были предприняты попытки оценить степень репродуктивной изоляции выделяемых группировок методами генетического анализа биохимических маркеров. Популяционно-генетические отношения оценивались полиморфным белковым системам, обнаруживающим наибольшую изменчивость: гемоглобинам, лактатдегирогеназе а-глицерофосфатдегидрогеназам и трансферринам (Новиков, Карпов, 1980, Карпов, 1981: Карпов и др. 1984). Результаты исследования показали, что особи трески, выловленные летом (согласно существующей гипотезе — типично «летняя» треска) и осенью (смешанные выборки «летней» и подошедшей «осенней» трески) образуют равновесные группировки, сходные между собой по частотам аллелей изученных полиморфных локусов. Причем частоты аллелей очень близки к частотам нерестовой группировки, что не подтверждает представлений о генетической разнородности сезонных группировок трески в Белом море. Не обнаружено также достоверных различий между выборками трески, взятыми в различных районах Белого моря, что не позволяет говорить о пространственной разобщенности разных форм.

Тем не менее в уловах иногда встречаются особи, имеющие по сравнению с основной массой рыб более прогонистое тело и меньшую голову. Хотя визуальное разделение беломорской трески на формы по габитусу субъективно, наличие заметно выраженной неоднородности делает возможным сопоставление различающихся внешним видом совокупностей особей по частотам аллелей полиморфных локусов. Особи обычного габитуса относились к «летней» форме, уклоняющегося — к «осенней» (Карпов и др., 1984).

Полученные результаты не дают оснований относить визуально выделенные совокупности трески различных габитуальных форм к генетически различающимся или репродуктивно изолированным группировкам. В то же время сравнение по частотам аллелей беломорской трески с баренцевоморской («мурманской») выявило наличие определенных различий по ряду белковых систем, что является свидетельством их генетической разнородности (Карпов, 1981; Артемьева, Карпов, 1985).

Таким образом, в настоящее время беломорскую треску следует рассматривать как единую самовоспроизводящуюся генетически однородную совокупность особей в ранге самостоятельной популяции атлантической трески (не подразделенную на репродуктивно изолированные группировки), обособленную от других популяций вида.

Исходя из этих позиций, наблюдающееся морфологическое разнообразие особей трески обусловлено, по-видимому, причинами не генетического, а экологического характера.

О биологии трески Белого моря длительное время было известно очень мало. Неизвестно было даже, нерестится ли треска в Белом море или нет. Это в свою очередь дало основание считать, что вся беломорская треска заносится течениями из Баренцева моря наличиночных стадиях и здесь вырастает во взрослых рыб (Аверинцев, 1927, цит. по: Европейцевой, 1937). Первые достоверные сведения о нересте трески в Белом море получены лишь в 30-е годы Н. В. Европейцевой (1937), что окончательно решило вопрос о возможности существования беломорской трески как самостоятельной группировки.

Работами многих исследователей (см.: Махотин и др., 1986) было установлено, что нерест беломорской трески начинается в середине марта, в разгар гидрологической зимы, подо льдом. Температура воды у поверхности составляет (в разные годы) от — 1.6 до 1.4 °C, соленость воды близка к максимуму и иногда доходит до 0,3%. Пик нереста приходится на конец марта и первую половину апреля при температурах обычно от — 1.2 до 1.0 °C. В дальнейшем нерест начинает ослабевать и заканчивается обычно во второй половине мая. В это время поверхность воды освобождается ото льда и происходит сильное опреснение верхних слоев, что приводит к погружению развивающейся икры и личинок в толщу воды (Махотин и др., 1986). Известно, что в разных районах Белого моря в связи с различиями гидрологических условий на нерестилищах сроки нереста и его продолжительность могут отличаться.

Нерестится треска преимущественно вблизи побережья, в губах и проливах над глубинами от 10 до 100 м. Основные известные районы нереста трески в Белом море представлены на карте (рис. 99). Нерест у трески порционный. В лабораторных условиях самки длиной 40—60 см выметывали до 5—6 порций икры с интервалом 3–10 сут (Machotin et al., 1984), Плодовитость беломорской трески размером 30—38 см, по данным Н. В. Европейцевой (1937), может колебаться от 60 до 350 тыс. икринок и более в зависимости от размера рыбы. Представления о низкой плодовитости беломорской трески вряд ли справедливы. Пересчитанные нами данные Н. В. Европейцевой (1937) показывают, что по числу икринок, продуцируемых на 100 г массы тела рыбы, беломорская треска не отличается от атлантической (14—76 тыс. и 17—76 тыс. соответственно). Практически одинаковы и значения гонадосоматического индекса для самок с гонадами на IV—V и V стадиях зрелости: от 10 до 19 % у беломорской и от 9 до 13 % у атлантической. Аналогичные результаты получены и для трески районов Лабрадора и Северной Ньюфаундленской банки (Постолакий, 1978).

Выметанная икра развивается в пелагиали. Икринки имеют диаметр от 1.45 до 1.75 мм (в среднем 1.55 мм) (Махотин и др., 1986). Поэтому показателю икра беломорской трески не отличается от икры других популяций (табл. 9.18).

Для беломорской трески характерно, что развитие икры разных порций проходит в неодинаковых условиях. Икра, выметанная в марте, развивается практически при постоянных температурах (от — 1.6 до 0 °С), тогда как развитие икры, выметанной в начале мая, происходит при непрерывном повышении температуры воды от 0 °С до 8—10 °С. При этом продолжительность эмбрионального развития сокращается от 45—50 сут до 12—14 сут (Махотин и др., 1984). Кроме того, в последнем случае, в результате сильного опреснения поверхностных вод, большая часть икры погружается в более глубокие слои, где и завершается ее развитие.

Беломорская треска

Во время пелагической фазы развития икра и личинки трески приливо-отливными, сгонно-нагонными ветровыми, а также круговыми («запирающими») или направленными («носящими») течениями разносятся по значительной акватории (Махотин и др. 1986. Skreslet. Danes. 1978). Естественно, что ycловия, в которых развиваются икра и личинки, а затем попадает молодь трески в местах оседания, будут неодинаковыми. В кутовых частях заливов икра и личинки оказываются в условиях мелководных хорошо прогреваемых участков, способствующих быстрому росту уже в первый год жизни, тогда как в открытых менее прогреваемых частях моря развитие трески будет замедленно,

Беломорская треска

Предличинки трески длиной 4.2—4.9 мм появляются в планктоне в районах Кандалакшского залива (пролив Великая Салма) уже во второй половине мая. Переход пелагических мальков (длина 200—350 мм) к придонному образу жизни наблюдается обычно во второй половине июля (Махотин и др., 1986). Оседание на дно происходит не одновременно. Первыми опускаются на дно более крупные (возможно, быстрорастущие) мальки. Судя по имеющимся литературным данным (Расс, 1949), личинки атлантической трески мельче личинок беломорской на тех же этапах развития. При этом пелагические мальки беломорской трески опускаются в придонные слои при меньших размерах. Таким образом, продолжительность их жизни в пелагиали короче, чем у мальков атлантической трески.

Треска в условиях Белого моря созревает рано — самцы в 2—3 года, самки в 3 года и позднее. Соотношение полов в среднем по годам равно 2 : 3 (40 % самцов и 60% самок). Причем с возрастом соотношение меняется — среди старших возрастов наблюдается возрастание доли самок (рис. 9.10). Это обусловлено, по-видимому, более ранним созреванием самцов и, как следствие, уменьшением продолжительности их жизни.

Беломорская треска

Максимальный возраст беломорской трески, выловленной нами, 10+. По данным М. Д. Халтурина (1982), в уловах 1979— 1980 гг. была самка (лов на блесну) в возрасте 11 + (длина 88 см, масса тела 5.25 кг). Как отмечает Н. В. Европейцева (1937), в 1935—1937 гг. в уловах встречались особи в возрасте 12 лет.

В Белом море треску ловят или на удочку, или ловушками (мережами, ставными неводами) в основном в прибрежной мелководной зоне. В уловах преобладают рыбы в возрасте от 2 + до 4— (3-5-летки) (рис. 9. 11).

Рыбы старше 4+ составляют, как правило, не более 10 % от численности улова, 3 TH данные свидетельствуют о том, что никаких существенных изменений в возрастном составе трески, судя по уловам в прибрежной зоне, за последние 50 лет не произошло (см.: Европейцева, 1937). Темп роста трески по сравнению с данными за 1935—1937 гг., если судить по средним размерам особей разного возраста, также оказался сходным (Европейцева, 1937) (табл. 9.19).

Беломорская треска

Беломорская треска

Беломорская треска

 

Однако необходимо отметить, что темп роста особей как внутри одного поколения, так и из разных поколений сильно различается: максимальные размеры особей в возрасте 3 года, например, могут более чем в 2 раза превышать минимальные размеры особей того же поколения.

Для беломорской трески, так же как и для атлантической, характерно чередование урожайных и неурожайных поколений. За период наблюдений, судя по соотношению возрастных групп в уловах, можно выделить поколения с высокой численностью: 1972, 1973, 1975 и 1981 гг. (рис. 9.11). Однако даже самое урожайное поколение (как, например, поколение 1975 г.) составляет основу улова не дольше, чем до возраста 4+.

Вопрос о том, что происходит с треской старших возрастных групп, остается неясным. Возможные причины резкого уменьшения их численности в прибрежных уловах могут быть следующими: повышенная естественная смертность, отход от берегов на глубины или в открытую часть моря в связи со сменой питания (хищничество), миграция за пределы Белого моря после первого нереста (по аналогии с другими группировками трески в районах Баренцева моря (Маслов, 1952). Последнее, на наш взгляд, наименее вероятно. Выяснение причин этого явления позволит более четко представить структуру и динамику численности популяции трески Белого моря и полнее разработать рекомендации по ее рациональному использованию,

Беломорская треска всеядна — имеет широкий спектр объектов питания (Европейцева, 1937, Сонина, 1957. Извекова, 1964, Кудерский, 1966б). Чаще всего в желудках взрослой трески находят объекты, которые в данный момент являются наиболее многочисленными (например, Nereis sp.) (Tаб.. 9.20).

 Беломорская треска

В питании годовиков преобладают мелкие ракообразные, главным образом Наrрасticide (до 30—35 %). У взрослой трески с увеличением размеров начинает преобладать рыбная пища (см. табл. 9.20). При этом если рыбы размером до 20—30 см потребляют в основном мелких рыб (трех- и девятииглых колюшек, люмпенусов, песчанок) или мальков (сельди, корюшки, наваги, бычков рода Myoxocephalus, бельдюги и др.), то треска размером свыше 35 см питается в основном крупными объектами (взрослая сельдь, навага, корюшка и др.).

Беломорская треска не образует многочисленных скоплений и не совершает протяженных миграций. Она держится довольно разреженно, крупные рыбы, видимо, дальше от берега, мелкие ближе. Крупные рыбы могут подходить к берегам вслед за движением косяков сельди, наваги, корюшки, которые являются основным объектом их питания,

Оценить запасы трески в Белом море очень трудно, поскольку специальных исследований не проводилось. Лов беломорской трески всегда имел второстепенное значение и составлял в среднем 4—5 % от общего годового вылова рыбы в Белом море (Алтухов и др., 1958). Однако официальная статистика уловов в начале века и позже не отражает действительных цифр добываемой продукции трески, так как уловы были во много раз больше того, что сдавали рыбаки. По данным В. Е. Розова (1914, цит. по: Европейцева, 1937), уловы трески за лето в деревнях Ковда и Черная Речка достигали 112—128 т (!), а в районе Кандалакши с 1895 по 1915 г. ежегодно вылавливали более 240 пудов (3931 кг) трески (Талиев, 1929, цит. по: Европейцева, 1937). Средний суточный улов на удочку равнялся 30—50 кг и более, а на одну мережу — до 130 кг (Европейцева, 1937).

Наилучшие уловы, по среднемноголетним данным, до середины 60-х годов были в районах Гридино—Калгалакша — 21,5 т, Чупа—Кереть — 8.3 т, Лапсево—р. Черная — 3,2 т. В остальных районах уловы не превышали 2—3 т (Мухомедияров, 1963а). В то же время в отдельные годы уловы могут быть весьма значительными. Так, в 1950 г. в Гридино было выловлено 52,6 т, т. е. столько же, сколько во всех губах Кандалакшского залива в лучшие годы (Сонина, 1957). По данным опытного лова, в 1952 г. в губе Заподная Порья 7 мереж вылавливали через день от 500 до 1400 кг трески (Сонина, 1957).

Анализ статистических данных показывает, что в Кандалакшском заливе с 1936 по 1951 г. вылов трески колебался от 9,3 ц в 1948 г. до 1427ц в 1940 г. (Сонина, 1957). Средний улов на мережу за сезон, по данным того же автора, был от 0.5ц (1948 г.) до 14.8 ц (1949 г.).

 Беломорская треска

 

В настоящее время промысел трески в Белом море имеет в основном потребительский характер, для нужд местного населения. Статистика уловов отсутствует. Тем не менее, основываясь на данных биологической характеристики беломорской трески и контрольных отловов мережами за ряд лет (1974—1985 гг.) в одной точке Кандалашского залива (в районе ББС МГУ), при помощи модели динамического запаса Бивертона-Холта была проведена ориентировочная оценка нынешнего состояния промыслового использования трески (Карпов и др., 1985). Полагая, что различия в оценках убыли, полученных по анализу возрастного состава и регрессии Паули, обусловливаются смертностью, связанной с промыслом, можно предполагать, что результаты исследования свидетельствуют о недоиспользовании запаса промыслом (рис. 9.12).

Источник: barenzevo.arktikfish.com

Беломорская треска

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector